Почему нельзя брать чужое. Рассказ питерской путаны.

Работаю проституткой четыре года. Всякого успела насмотреться за это время. Среди клиентов попадались извращенцы с безумной фантазией, «шалуны», любящие «острые ощущения», «трахальщики-террористы» с невероятной потенцией, способные довести своим членом до полубессознательного состояния. Думаю, что знаю человеческих сексуальных пристрастиях все. Но рассказать хочу не об этом, а о некоторых случаях из жизни, случившихся со мной и моими подругами.

Работала со мной Светка. Красавица-девка – стройная, высокая и яркая блондинка, сиськи как тугие шары. Трахалась просто великолепно. Но при этом ко всем клиентам относилась с легким пренебрежением и могла «подмести» то, что плохо лежит. За что и поплатилась. Приехал однажды к нам высокий белокурый прибалт лет сорока пяти.

- Здравствуйте, - произнес он с легким акцентом, но на русском языке, - а где Света, я с ней разговаривал по телефону, и она обещала уделить мне часик своего времени.

- Добрый день, сейчас я её позову, - вежливо отвечаю я.

Иду в комнату к Свете.

- Тебя там мужик какой-то дожидается, - сообщаю подруге.

- А Валдис, - кивает блонда, - видел мою анкету с видео на сайте, обещал все земные блага, если найду свободный часик. Сейчас выйду.
Света встает и идет в прихожую. 

Моя подруга ведет прибалта в ванную, сама раскладывает диван в гостиной, готовя его к любовным утехам. Когда мужчина уже после душа заходит в комнату, она тихо закрывает за ним дверь. Затем в течение часа, судя по стонам и вскрикам, доносящимся из помещения, там шел интенсивный трах. Наконец мужчина довольный выходит из комнаты, вежливо прощается со мной и покидает квартиру. 

Через пару минут ко мне заглядывает Светка.

- Прикинь, он расплатился со мной, стопку денег сунул не в бумажник, а просто в карман, а когда надевал брюки, она вывалилась, - смущенно сообщает она мне, показывая небольшую стопку стодолларовых купюр, 1200 баксов.

- Позвони и отдай этому мужику все обратно. Только проблем нам не хватало, - советую я.

В глазах подруги светится огонек алчности.

- Он через час уже улетает в Германию, - сообщает она мне, - и вообще, у него в кошельке еще много бабок осталось. Я видела. Тут ему не «бюро добрых находок». Обойдется.

- Ну смотри, - пожимаю плечами, - как бы чего не вышло.

Я как в воду глядела. К деньгам не прикоснулась, хотя Света и предлагала поделиться со мной. А подруга шиковала вовсю. Накупила себе шмоток в бутиках, поотвисала по ресторанам. Вобщем прогуляла все эти деньги.

Через неделю в нашу квартиру ввалилось трое раскачанных братков. 

- Тебя мы не тронем, только не прыгай, - наставил на меня палец здоровенный детина. 

- А ты, проститутка Питерская - посмотрел он на Свету, - гони две штуки. Косарь двести зелени, которые стырила у клиента плюс восемьсот – проценты за пользование.

- А, - подруга захлопнула рот, - я ничего не тырила, и у меня нет таких денег.

- Значит, отработаешь, - подытожил браток, - собирайся.

Они забрали из сумки подруги две сотни баксов и несколько тысяч рублей, и вывели её из квартиры.

- Мы к тебе претензий не имеем, - на прощанье сказал мне главный, - но не вздумай нас заложить. Из-под земли достанем.

Через месяц Светка приехала обратно. Измятая, потертая, измученная, но довольная, что отпустили и даже немного денег дали. Как она рассказала, её привезли на какую-то крутую дачу и заставили работать наложницей у бандитов. Трахали девчонку почти круглосуточно, по двое-трое «бойцов» так, что у неё все болело и даже челюсти сводило от постоянных минетов. Работать она больше не смогла и уехала обратно в свою деревню.